Путину ненавязчиво предлагают стать вторым Горбачёвым

Newsweek опубликовал статью влиятельного американского эксперта

Президент Джо Байден и президент России Владимир Путин пожимают друг другу руки в присутствии президента Швейцарии Ги Пармелена во время американо-российского саммита на вилле Ла Гранж 16 июня 2021 года в Женеве, Швейцария. Фото Newsweek

Фото: newsweek.com

26 июня в еженедельнике Newsweek опубликована статья президента Института глобальной безопасности (Global Security Institute) Джонатана Граноффа «Смогут ли Байден и Путин снизить степень опасности ядерной войны, как это удалось Рейгану и Горбачеву?».

На недавнем Женевском саммите президент США Джо Байден и президент России Владимир Путин опубликовали совместную декларацию, которая во многом своим эхом напомнила нам результаты аналогичной встречи Рональда Рейгана и Михаила Горбачёва. В декларации «подтверждается их принципиальная позиция, что в ядерной войне не может быть победителей, и она никогда не должна вестись». Россия и США обязуются «в ближайшем будущем начать интегрированный двусторонний диалог по вопросам стратегической стабильности, и который будет целенаправленным и надежным».

Во время встречи на высшем уровне в 1985 году, в Женеве, Рейган и Горбачёв предприняли аналогичные шаги. Это было время повышенной опасности ядерного конфликта, но они смогли снизить степень напряженности. Согласно Бюллетеню ученых-атомщиков стрелки часов Судного дня сегодня находятся на отметке 100 секунд до полуночи — ближе всего к краю пропасти, чем когда-либо. Смогут ли Байден и Путин дать им обратный ход, и сделать мир более безопасным, чем в 1985 году? Время покажет, но история предлагает нам свои нам подсказки.

Саммит 1985 года стоит изучать в качестве прецедента. Вместе с бывшим президентом Горбачёвым, бывшим министром иностранных дел СССР Александром Бессмертных, бывшим советником по национальной безопасности США Робертом Макфарлейном и бывшим послом США в СССР Джеком Мэтлоком, я участвовал в юбилейной конференции 2005 года, посвященной результатам саммита. С точки зрения человека, который в 1985 году не принимал участия в обсуждении вопросов безопасности, я должен был дать оценку, был ли мир безопаснее тогда или в 2005 году. Со времени встречи в верхах в 1985 году ядерная безопасность ухудшилась, таков был результат моего анализа.

В 1985 году была надежда на лучшее и укрепление доверия — на переговорах это были исходные позиции Рейгана и Горбачёва. В 2005 году запугивание стало исходной позицией президента Джорджа Буша-младшего. В результате вторжения США в Ирак и связанной с этим политикой, во всем мире распространилось чувство страха перед насилием. Надежда повышает доверие, она раскрывает творческий потенциал и позволяет добиваться прогресса. Страх же сковывает творчество и останавливает прогресс. За годы, прошедшие с 2005 года, страх и недоверие усилились во многих отношениях.

Однако, надежда все еще жива, и движение вперед по-прежнему в пределах досягаемости. В действительности, в некотором отношении расстояние, которое нам необходимо преодолеть для достижения цели, не так велико, как это было в 1985 году. В то время политическая риторика была еще более огнеопасной, чем сегодня — помните этот ярлык «Империя зла»? В мире продолжались несколько горячих суррогатных войн. Совокупный арсенал России и США составлял около 60 000 единиц ядерного оружия. Торговля между нашими странами измерялась суммой менее чем в 3 миллиарда долларов в год.

Сегодня совокупный арсенал наших двух стран составляет менее 12 000 единиц ядерного оружия, а объем торговли измеряется в сумме около 35 миллиардов долларов. Недавно мы вместе поработали над прекращением войны между Арменией и Азербайджаном. У нас имеются веские причины для того, чтобы найти точки соприкосновения в нескольких областях, вызывающих глобальную озабоченность: изменение климата, разрушение сельского хозяйства, сокращение биоразнообразия в природе, ухудшение состояния гидросферы океанов, пандемия и другие глобальные угрозы. Для этих угроз не существуют национальные границы. Чтобы справиться с этими проблемами, не хватит средств, которые выделяются на оборону в масштабе всего мира. Только укрепление доверия и эффективное сотрудничество могут помочь.

Для обеспечения стратегической стабильности в XXI веке это имеет фундаментальное значение. Она зиждется на обеспечении безопасности жизни людей, недопущении отрицательного воздействия на климат и состояние окружающей среды, продовольственной безопасности и здоровья населения. Однако государства, обладающие ядерным оружием, придерживаются иной точки зрения в этом отношении. Для них это способ рационализации опасного, несостоятельного статус-кво. По сути, их представление об обеспечении «стабильности» с помощью ядерного оружия состоит в том, чтобы более чем 180 стран, у которых такого оружия нет, должны доверить решение проблем глобальной безопасности девяти странам, которые обладают таким оружием.

Представьте себе мысленно эксперимент, в котором девять стран, обладающих биологическим оружием, говорят остальному миру: «Никто из вас не должен использовать полиомиелит или оспу в качестве оружия, но вы можете доверять нам в обеспечении глобальной безопасности, посредством угрозы распространять чуму в наших собственных национальных интересах». Именно такая логика лежит в основе модели стратегической ядерной стабильности, когда девять стран с ядерным оружием (США, Великобритания, Россия, Франция, Китай, Израиль, Индия, Северная Корея и Пакистан) осуществляют свои собственные программы ядерной экспансии, а две страны с более чем 90% ядерного оружия (США и Россия) утверждают, что поддерживают глобальную безопасность на основе своей постоянной угрозы развязать немыслимое. Такой иррациональный подход стимулирует новую гонку вооружений и, очевидно, является непоследовательным, неработоспособным подходом к вопросам стабильности. Тем не менее, государства, обладающие ядерным оружием, очевидно, придерживаются именно такого подхода.

Примечательным событием саммита Рейган-Горбачёв 1985 года стало то, что у них хватило смелости отказаться от этого подхода. В их совместной декларации говорилось: «Признавая, что любой конфликт между СССР и США может иметь катастрофические последствия, они подчеркнули важность предотвращения любой войны между ними, будь то ядерной или неядерной. Они не будут стремиться к достижению военного превосходства». Логика этого нового подхода была не вымученной, подобно логике обеспечения обычной стратегической стабильности; она была простой и ясной, и на ней основывался весь последующий прогресс в снижении степени ядерной опасности.

Именно такого подхода следует придерживаться Байдену и Путину, когда США и Россия приступают к переговорам о стратегической стабильности. Вместо того, чтобы стремиться к сохранению военного преимущества, они должны договориться о том, что ни одна из сторон не будет стремиться к военному превосходству, и что суть заключается в предотвращении любой войны между ними, которая может стать катастрофой. Лучший способ начать закреплять эту идею и укреплять доверие — это означает принять к исполнению политику неприменения ядерного оружия первыми, в которой они подтвердят, что не будут первыми инициировать ядерное нападение. Это укрепит доверие и уверенность во всем мире.

На прошлой неделе Байдену и Путину было направлено коллективное письмо с призывом к ним сделать этот шаг. Его подписали более 900 лидеров со всего мира, включая многочисленных бывших министров иностранных дел и обороны (среди них бывший министр обороны США Уильям Перри), а также таких влиятельных людей, как Джейн Гудолл, Майкл Дуглас и Дипак Чопра. Они отметили, что такая политика будет иметь массовую гражданскую и политическую поддержку, и они обещали оказать поддержку в мобилизации таких усилий.

Принятие Россией и США решения о неприменении ядерного оружия первыми — это реальный, конкретный шаг, который мы можем сделать для предотвращения войны. Это сделает мир сегодня безопаснее, чем было в 1985 году, и создаст условия для прогресса в области ядерного разоружения. Сейчас на пути реализации такой меры меньше препятствий, чем было тогда. Идеологические конфликты и суррогатные войны того времени сейчас не являются влияющим фактором. Все, что нам нужно, это чтобы наши сегодняшние лидеры проявили мужество, которое проявили тогда Рейган и Горбачев.

Джонатан Гранофф является президентом Института глобальной безопасности и, одновременно, старшим советником и представителем в ООН Постоянного секретариата Всемирного саммита лауреатов Нобелевской премии мира. Он возглавляет Целевую группу по нераспространению ядерного оружия при секции международного права Американской ассоциации юристов, и является членом Всемирной академии искусств и наук. Он выступал в качестве эксперта в Конгрессе США, в Организации Объединенных Наций, в парламенте Канады и Великобритании. В 2014 году он был номинирован на Нобелевскую премию мира.